Новости
История
Публикации
Документы
Фотоальбом
Справочник
Опросы
Гостиная
Форумы
Ссылки



Публикации
История вопроса "Северных территорий" - непонятная японская дипломатия

Сегодня Япония находится в состоянии территориального спора со всеми своими соседями - Тайванем, Китаем, Южной Кореей и Россией. Конечно, может оказаться и так, что неправы все без исключения соседи Японии. Однако также возможно, что в этих территориальных спорах с соседями что-то делает не так сама Япония. И нет тому лучшего подтверждения, чем пример ее спора с Россией.

Президент России Владимир Путин заявил, что готов посетить Токио с визитом в этом году для обсуждения долгожданного мирного договора между двумя странами на основе японо-советской Совместной декларации 1956 года, в которой написано, что СССР вернет Японии гряду Хабомаи и остров Шикотан (это острова на южной оконечности Курильского архипелага, оккупированные советскими войсками в 1945 году). Однако в Токио говорят, что не примут Путина, пока он не согласится также вернуть и два соседних острова, гораздо более крупных - Итуруп и Кунашир.

Почему в Токио сегодня вдруг всерьез захотели изменить соглашение, подписанное почти 50 лет назад? Корни этой истории уходят в 1951 год, когда Япония подписала со странами антигитлеровской коалиции Сан-францисский мирный договор. Пункт "С" Статьи 2 этого документа гласит, что Япония отказывается от всех прав и претензий на Курильские острова (Chishima Retto) и южную часть Сахалина (Karafuto), расположенные к северу от Японии и находившиеся под ее контролем до 1945 года, а также отказывается от суверенитета над ними. Однако министерство иностранных дел Японии считает по другому. Из его заявления явствует: тот факт, что Итуруп и Кунашир входят в число островов, от прав на которые отказалась Япония, Япония никогда не признавала.

Так вот, это утверждение японской дипломатии просто-напросто не соответствует действительности. Во всех материалах, изданных в Японии во времена второй мировой войны - на картах Министерства иностранных дел, в сан-францисских заявлениях бывшего премьер-министра Сигэру Есида (Shigeru Yoshida) и в его мемуарах, а также в газетах ясно говорится, что Итуруп и Кунашир вне всякого сомнения были в числе островов, о которых идет речь.

С этим соглашался и Джон Фостер Даллес (John Foster Dulles), государственный секретарь и глава делегации Соединенных Штатов на мирных переговорах в Сан-Франциско. Когда в Сан-Франциско его попросили очертить территорию Курил, он заявил, что исключить необходимо только Хабомаи (в то время звучали предложения включить в состав Курил и Шикотан).

Это еще не все - 19 октября 1951 года на вопрос представителей Национального собрания Японии о том, используется ли в договоре слово "Курилы" применительно в том числе и к Итурупу с Кунаширом, начальник бюро международных договоров министерства иностранных дел Японии Кумао Нисимура (Kumao Nishimura) однозначно ответил, что в это понятие включены и "Северная", и "Южная" "Хисима" (Chishima), то есть Итуруп и Кунашир.

Так почему же сейчас в Японии так настаивают на том, что имеют право требовать назад не только Хабомаи и Шикотан, но и Итуруп с Кунаширом? Здесь нужно рассказать еще кое о чем, и, к счастью, информацию по этому вопросу можно почерпнуть не только из весьма тенденциозных материалов Министерства иностранных дел. Вот, например, прекрасная, хотя и практически неизвестная 227-страничная книга под названием "Радуга над Москвой: тайные записки о восстановлении японо-советских отношений" (Moscow ni Kakeru Niji, издательство Asahi Shimbunsha, 1966 год). Ее автор Синуси Мацумото (Shunichi Matsumoto) - бывший дипломат и политик самого обычного консервативного толка, представлявший Японию в течение большей части трудных пятнадцатимесячных переговоров, в конце которых и была подписана совместная декларация 1956 года.

По словам Мацумото, когда он начал переговоры в 1955 году в Лондоне, перед ним стояла задача просто требовать возвращения Хабомаи и Шикотана на том основании, что до 1945 года эти две территории административно входили в состав Хоккайдо, а не Курил.

Советской стороной эти требования были отвергнуты. Представители СССР заявили, что и гряда, и остров были включены в состав территорий, обещанных Москве на Ялтинской конференции 1945 года в качестве условия ее вступления в войну против Японии (в России их назвали "Малыми Курилами").

Однако на десятой встрече, проводившейся 9 августа и совпавшей по времени с шагами Советского Союза, сделанными на встрече "большой четверки" в Женеве в том же году и направленными на разрядку напряженности, советская сторона неожиданно отыграла назад и заявила, что Москва рассмотрит вопрос возвращения Хабомаи и Шикотана, если Япония даст обещание не направлять свой военный союз с Соединенными Штатами против какой бы то ни было третьей страны.

Мацумото, как и следовало, немедленно передал сведения о возникшем дипломатическом прорыве в Токио, однако 27 августа получил из своего министерства иностранных дел новые инструкции. На этот раз ему приказали требовать не только Хабомаи и Шикотана, но также и возвращения Японии Кунашира и Итурупа, причем безо всяких условий.

Такая неожиданная смена позиции шокировала Мацумото. Он утверждает, что консерваторы в министерстве иностранных дел, в особенности ультраконсервативный его глава Мамору Сигемицу (Mamoru Shigemitsu) намеренно стремились сорвать усилия тогдашнего премьер-министра Ичиро Хатоямы (Ichiro Hatoyama) по нормализации отношений с Москвой.

Также он припоминает, что перемена японцами своей позиции совпала с вашингтонской встречей Сигемицу с Даллесом, который ненавидел коммунистов и, как пишет автор, также хотел блокировать любое решение территориального вопроса. (В недавно рассекреченных документах Государственного департамента подтверждается, что еще в январе 1955 года Даллес оказывал давление на Сигемицу, чтобы тот не допустил разрешения территориального спора.)

Москва, как и ожидалось, отвергла требования относительно Итурупа и Кунашира, и переговоры заглохли. Возобновил их уже сам Сигемицу, прибыв вместе с Мацумото в Москву 29 июля 1956 года для продолжения переговорного процесса. Кстати, и второй разворот позиции министра на сто восемьдесят градусов в материалах его министерства остается без внимания.

Переговоры Сигемицу начал с твердого требования отдать Японии все четыре острова - Хабомаи, Шикотан, Итуруп и Кунашир (которые с того времени в Японии стали именовать "Северными территориями"). Однако, встретившись с откровенным неприятием своей позиции со стороны Советского Союза и столь же откровенными разъяснениями, он смягчил требования и 12 августа объявил, что готов подписать мирный договор на советских условиях - то есть оставить за собой Хабомаи и Шикотан и не предъявлять никаких требований ни на Итуруп, ни на Кунашир.

Что ж, проблема решена? Не совсем.

Сигемицу сразу же вызвали в Лондон на переговоры по Суэцкому кризису 1956 года, и 19 августа он снова встретился с Даллесом. Как рассказывает Мацумото, лицо Сигемицу по возвращении с той встречи было пепельно-серого цвета. Он произнес: "Даллес сказал нечто совершенно ужасное (mattaku hidoi). Он сказал, что, если Япония позволит Советскому Союзу забрать Итуруп и Кунашир, то США сделают своей территорией Окинаву".

Угрозы Даллеса возымели свое действие. Сигемицу вернулся в Токио, и возобновить переговоры с Москвой мог только сам Хатояма, отправившийся с визитом в российскую столицу через месяц. Стороны снова не смогли прийти к решению по вопросу территориальных претензий, но обе согласились подписать совместную декларацию для восстановления дипломатических отношений и продолжения переговоров по мирному договору, с тем, что, когда (и если) договор будет подписан, Хабомаи и Шикотан будут возвращены. С тех пор, несмотря на постоянное давление со стороны Японии, стороны к переговорам по решению территориального спора не возвращались.

У Токио, действительно, были основания впутываться в эту паутину противоречий. С самого начала многие японские консерваторы, включая и Сигэру Есиду, были недовольны территориальными уступками, о которых договаривались в Сан-Франциско. По их утверждениям, исторически доказано, что Курильские острова попали под контроль Японии мирным путем. Кое-кто даже настаивал на том, что "мирным путем" Японии досталась даже южная часть Сахалина (Karafuto), отнятая у царской России после русско-японской войны 1904-05 годов. Но особенное недовольство вызвала у них необходимость отказаться от всех прав на Итуруп и Кунашир, которые, по их словам, являются "традиционной японской территорией" и под контролем России никогда не были.

Однако, когда уж в Сан-Франциско их заставили отказаться от прав на эти земли, все, что консерваторам оставалось делать, чтобы вернуться на прежние позиции - это заявить, что в сан-францисских документах не указывалось, в чью пользу Япония отказалась от островов. Для решения этого вопроса они потребовали созвать международную конференцию, в процессе которой надеялись, что каким-либо образом им удастся не только вернуть Хабомаи и Шикотан, но и некоторые другие территории, от которых они ранее отказались - в частности, и Кунашир с Итурупом. В 1955 году созыв такой конференции также входил в задачи, изначально поставленные перед Мацумото.

Однако эта стратегия встала в тупик, когда в августе того же года Советы неожиданно предложили вернуть Японии Хабомаи и Шикотан. Консерваторам из японского МИДа нужно было действовать быстро, чтобы своевременно выставить требование еще и на возврат Кунашира и Итурупа, которое они на самом деле хотели предъявить уже давно. В процессе им пришлось неожиданно заявить, что Япония никогда не отказывалась от прав на Итуруп и Кунашир, несмотря на то, что гора различных фактов свидетельствовала об обратном.

Тут-то и начинается самое интересное.

Итуруп и Кунашир по-японски называются Минами (т.е. "южная") Хисима (Minami Chishima), и, поскольку в японской версии Сан-францисского договора говорится о том, что Япония отказывается от всех прав на Chishima Retto, логично считать, что то же самое относится и к Minami Chishima.

Чтобы обойти этот довольно неудобный угол, японской дипломатии ничего не оставалось, кроме как апеллировать к английской версии Сан-францисского договора, в которой говорится о "Курильских островах" (Kuril Islands) и настаивать на том, что это определение можно применять лишь к Северным Курилам. Почему? Да потому, что якобы именно в этом значении русское слово "Курильский" ("Kuril") употреблялось в российско-японском договоре 19-го века - и это несмотря на то, что в Сан-Франциско выражение "Минами Хисима" (Minami Chishima) японской стороной всегда переводилось как "Южные Курилы" ("Southern Kurils").

По книге Мацумото получается, что впервые отношения между понятиями "Хисима" и "Курилы" изменились в японском дипломатическом словаре 30 августа 1955 года. Вскоре после этого, в октябре, Токио официально испросило мнения Соединенных Штатов, Великобритании и Франции по вопросу такого изменения. Сигнал поддержки, и то слабый, пришел только из Вашингтона, предложившего обратиться в Международный суд (International Court of Justice), от чего Япония категорически отказалась. Явно отрицательная реакция поступила от Великобритании, чье посольство в Токио, согласно недавно рассекреченным материалам, назвало японскую инициативу "странной и наивной", и от Франции, четко указавшей на протоколы заседаний в Сан-Франциско.

Действительно, впоследствии, в 1956-57 годах, Соединенные Штаты выразили Японии уже гораздо больше поддержки, но к тому времени у них на то уже были свои причины. Вряд ли стоит говорить, что сегодня Япония слово в слово повторяет то, что говорил Вашингтон в 1956-57 годах, причем игнорирует все события, имевшие место до сего дня. Японцы не раз хватались даже за такие тонкие соломинки, как заявления о том, что после 1956 года Москва несколько раз обещала продолжить переговоры по территориальному спору - переговоры, которые в России рассматривались исключительно как средство положить конец всяческим претензиям со стороны Японии.

Позиция, которую в свете этого занимает министерство иностранных дел Японии, вполне понятна. Как говорится, "дипломаты - это честные люди, которых посылают лгать за свою страну". Однако то, что не только общественное мнение, но и интеллектуальное сообщество Японии так легко мобилизовалось на полную поддержку шаткой позиции МИДа, не может не беспокоить.

Тем немногим, кто предлагает "забрать два острова", - то есть считает, что Япония должна ограничиться Хабомаи и Шикотаном и оставить решение вопроса Итурупа и Кунашира на будущее, быстро затыкают рот. Если когда и вспоминают заявление Кумао Нисимуры, что случается очень редко, то нам говорят, что он "ошибся", что эта фраза предназначалась "только для внутреннего употребления", и что он потом "отказался от своих слов".

Еще более "любопытна" роль, которую в этом всем играет Вашингтон. Почему в 1951 году, в самый разгар войны в Корее и сопутствовавшей ей антисоветской истерии, Соединенные Штаты заставили Японию, несмотря на все ее сопротивление, отказаться от претензий на все Курильские острова? Профессор Кимитада Мива (Kimitada Miwa) из Софийского университета (Sophia University) считает, что сделано это было в рамках секретной сделки, которую Вашингтон заключил с Москвой в 1947 году, чтобы добиться от Советского Союза поддержки в ООН по вопросу установления американского контроля над Микронезией.

Мои собственные исследования показывают, что здесь сыграло свою роль и давление со стороны Канберры, настроенной резко антияпонски и стремившейся лишить Японию абсолютно всех территорий, которыми она владела до войны. Есть также мнение, что это была искусная уловка Даллеса, имевшая целью ввергнуть Москву и Токио в конфронтацию на многие десятилетия либо сохранить в Европе границы, проведенные в Ялте, что в особенности было актуально для Австрии, часть которой все еще была в советской зоне оккупации.

Как бы там ни было, в 1951 году Соединенные Штаты заставили Японию отказаться от претензий на все Курилы, включая и Итуруп, и Кунашир, но уже в 1956 году пошли на то, чтобы пригрозить превратить Окинаву в американскую колонию, если Япония перестанет требовать возвращения Курил, включая те же Итуруп и Кунашир. Таким мог бы гордиться и сам Макиавелли.

Кстати, интересно, что в Японии проблему во всей ее полноте способны видеть, пожалуй, только силы, находящиеся на самых краях идеологического спектра - с одной стороны это Коммунистическая партия Японии, с другой - крайне правые, в число которых входит и губернатор Токио Синтаро Исинара (Shintaro Ishihara). И те, и другие в нынешнем положении вещей обвиняют Вашингтон. И те, и другие говорят, что Японии пора перестать поднимать шум вокруг Итурупа и Кунашира и продолжать называть все Курильские острова своей "традиционной территорией".

МИД мог бы легко поддержать их призывы, сделав достоянием общественности до сих пор не засекреченные документы, в которых рассказывается, как Япония жестко протестовала против давления со стороны Америки, понуждавшей ее отказаться от претензий на Курилы, включая Итуруп и Кунашир, в 1951 году, и указав на то, что тогда Япония была еще оккупирована США. Однако, если бы дипломаты это сделали, дезавуировано было бы заявление самого же МИДа о том, что Япония никогда не отказывалась от претензий на Итуруп и Кунашир. Хотя тогда все встало бы на свои места.

Грегори Кларк - вице-президент Международного университета "Акита", бывший сотрудник австралийского посольства в Москве и член совещательного комитета по вопросам внешней политики при бывшем министре иностранных дел Японии Макико Танаке (Makiko Tanaka)

ИноСМИ.Ru



Sakhalin Online - Сахалинские ресурсы в Сети Design: Plaksin.com
Copyright © 2004 - 2017 Sakh.com
SAKH.COM САХАЛИН · Новости · Погода · Афиша · Ночь · Фотоотчеты · Телепрограмма · Сахалин.Бизнес · Курсы валют · Скидки · Shoppy.ru · Карта · Путешествия · Расписания · Объявления · Работа · Недвижимость · Авто · Mobile · Web-камеры · Форум · Фотогалерея · Sakhalin.TV · Гороскопы · Анекдоты · Sakhalin Online · Опросы · Games · Чат · Jabber · Города · pda