Новости
История
Публикации
Документы
Фотоальбом
Справочник
Опросы
Гостиная
Форумы
Ссылки



Публикации
Особенности национальной дипломатии

63 года назад закончилась Вторая Мировая война. Со дня подписания акта о капитуляции Японии мы демонстративно дружим, даже когда она шантажирует нас до сих пор неподписанным мирным договором. Каждый новый руководитель страны «восходящего солнца» занимает более агрессивную позицию по территориальной проблеме по сравнению с предшественниками. А еще многим до сих пор памятны недавние визиты в Южно-Сахалинск японской «Лиги солидарности за возвращение «северных территорий», когда ее представители убеждали нас, что Южными Курилами, политыми кровью советских солдат, мы владеем незаконно.
Приезды Лиги, по сути - антироссийские акции, организовало генконсульство Японии. Такие визиты – дело совести наших чиновников, пускающих делегации в страну и ведущих с ними долгие беседы, словно оправдываясь за что-то. Кроме унизительных для памяти наших дедов переговоров, это дает японцам возможность свободно вести на российской земле деятельность, лишь отдаленно напоминающую дипломатическую.
Впрочем, по порядку.

Близкие контакты

После визита Лиги в феврале 2007 года я написал несколько резких статей о японских реваншистах. Через несколько недель тогдашний старший консул Хироюки Имахаси позвонил мне, очень вежливо знакомился, предложил встретиться. Приехал в редакцию, долго рассказывал о дружбе наших стран, подарил красочные журналы и звал заходить. Неплохо говорящий по-русски господин Имахаси уверял меня, что Лига – еще не вся Япония, что я неправильно многое понял и нам надо дружить. Почему бы и нет? К тому же некая недосказанность в разговоре заинтриговала, я так и не понял, чего старший консул хотел.
Мы встречались и созванивались по информационным поводам еще пару раз, я побывал в библиотеке консульства – хотелось понять суть «территориального вопроса» немного получше. Но вот общение начало сходить «на нет». Видимо, потому, что даже в самых вежливых, с расшаркиваниями разговорах я не скрывал своей непримиримой позиции по Курильскому вопросу. Мне так и не было сделано напрямую предложения о сотрудничестве – судя по всему, собеседники поняли, каким будет ответ. Впрочем, я забегаю вперед…
Когда господин Имахаси покидал Сахалин, он «передал» меня новому консулу Киёси Мацудзаки, познакомив с ним «для контактов и сотрудничества».
Время шло. Однажды, позвонив дипломату по вполне невинному поводу, я был поражен плохо скрываемой агрессией, возникшей у рафинированно вежливого японца, когда разговор коснулся Курил.
«Позиция нашего государства – эти острова принадлежат Японии. Я не уполномочен давать комментарии по внутренним вопросам. Хабомаи принадлежат нам. А консульство работает на территории чужой страны».


Шпионские игры

Многие из моих коллег пишут для японцев статьи. Вроде вполне невинное занятие, подумаешь - лень заморским журналистам работать.
Примечательны темы статей. Нашим заказывают подробные анализы экономического положения Сахалина и Курил, отношений с другими странами (США, Китай, КНДР), потенциала развития, стратегических перспектив, основных экономических проектов и обороноспособности. Самое интересное - щедро оплаченные и добротно сделанные статьи не публикуются в Японии нигде. Зачем же они тогда?..
Мне кажется, все просто. В современном мире информация – важнейшее условие для принятия любых решений. Видимо, подобные заказы необходимы японцам для информационного обеспечения своей политики в России. Только вот звучащие все враждебней в последние годы реваншистские заявления заставляют задуматься, для чего сотрудники генконсульства так активно собирают данные. Уж не для выработки ли территориальных претензий?..
Естественно, японцы вряд ли стали бы платить деньги за ненужную им информацию. Вполне логично предположить, что эти статьи – часть большой работы. Работы разведки.
По сложившемуся стереотипу шпион – либо дипломат, вербующий ученых и офицеров продавать секреты, либо внедренный «нелегал», сам добывающий информацию. Трудно спорить с мнением, что каждый работник посольства или консульства – офицер разведки. Такая уж у них работа – в чужой стране на благо Родины. Другое дело, что взгляды на методы разведывательной деятельности за годы сильно поменялись. Шифровки по радиостанции, явки и пароли – почти всегда анахронизм. Куда как проще и безопасней собирать данные о стране почти легально за небольшие, в принципе, деньги. Тут, конечно, есть опасность – у нас сажают ученых за вполне невинные книжки о разрешенных и незасекреченных вещах, но это ведь другая сфера деятельности!
Закажи журналистам статьи - они во многом сработают эффективней других агентов: каждый узкий специалист сведущ только в своем, ядерщик ничего внятного про боеспособность пограничных войск, например, не расскажет. Журналист же некомпетентен во всем и хватает вершки отовсюду, к нему стекается самая разная информация, собрав и сопоставив которую, дотошный аналитик выведет неплохие данные. В конце концов, собирающий информацию о любой сфере нашей жизни, давно известный в регионе корреспондент не вызовет никаких подозрений.
Мало ли зачем ему, например, информация о сложностях развития нефтегазовых проектов? А лоббирование интересов своих компаний, участвующих или стремящихся к влиянию на экономические проекты за рубежом - распространенная мировая практика. Но для результативного воздействия опять же необходима полная и достоверная информация. А слишком любопытный иностранец, задающий кучу вопросов, заставит многих насторожиться...

Как это делается

Пообщавшись с работающими на японцев коллегами, я выстроил примерную схему их привлечения.
Для начала журналисту предлагают получить интересующие его сведения, дать консультацию, осторожно опрашивают для выяснения информационных возможностей и занимаемого статуса. Затем ориентируют на сбор конкретных сведений за вознаграждение. Тут изучается реакция корреспондента на поставленные задачи, желание, с которым он приступает к их исполнению. Как вариант для поощрения – поездки журналистов в Японию за счет МИД этой страны. Обычно после этого корреспонденты должны подготовить материал по итогам визита, о проведенных встречах, спланированных, естественно, японской стороной. Как правило - с представителями общественных и государственных организаций, которые горячо доказывают незаконность суверенитета России над островами... Сложно судить, но, похоже, что подобные поездки формируют чувство зависимости у журналистов, ведь как не сделать приятное таким хорошим людям, особенно если просят о какой-то, вроде бы, мелочи...
Чтобы придать значимости сотрудничеству, информаторы через какое-то время приглашаются на аудиенцию к генконсулу, которые проходят в доверительной обстановке и подчеркивают, как японцы уважают и ценят их.
Очень часто общение между дипломатом и журналистом сводится к территориальной проблеме. Например - к политической и социально-экономической обстановке на островах. Скрупулезно собирается мнение жителей Южных Курил по этому вопросу. В отдельных случаях конкретно указываются направления внешней политики России, которые невыгодны для официального Токио - пресловутый «территориальный вопрос», развитие отношений нашей страны и других государств.
После закрепления контакта с информатором все идет, как в классическом фильме. Журналист получает задание, выполняет его, на новой встрече получает деньги, взамен выдавая расписку. Видимо, о налогах тут спрашивать вообще неуместно?..
Платят им, в среднем, по сто-триста долларов. Обычно встречи проходят в каком-нибудь кафе или самом генконсульстве. Там можно спокойно передавать материалы, получать деньги и писать расписки. А в целом, работа строится как в шпионских книжках: информатор - куратор (иногда переводчик, но тоже из своих, консульских). Если японец уезжает на Родину, то торжественно передает информатора своему сменщику.
Собираемые так сведения позволяют им свободно ориентироваться в обстановке в нашем регионе и России, выделять из чиновников и депутатов тех, кто интересен для формирования прояпонского «лобби». Конечно, эта информация не содержит государственной тайны, однако почти всегда такие данные, как истинные причины происходящих событий, в наших СМИ не передаются. А что может быть важней для незнакомых со спецификой происходящего в стране?
Почитав написанные для японцев статьи, легко понять: собираются сведения о планируемых кадровых перестановках в руководстве области, имеющихся разногласиях между сахалинскими руководителями, их взаимоотношениях, планах и связях губернатора и его окружения. Очень важна тема коррупции, чтобы знать и грамотно использовать слабые места нашей власти. Особый интерес - к прогнозам исхода выборов разного уровня, информации о конкретных людях.
Еще один «бонус» этой системы – японцы могут проводить выгодные для себя информационно-психологические акции в российских СМИ, публикуя выгодные материалы. Они могут быть на самые разные темы – начиная от невинных культурных связей, заканчивая осторожным формированием общественного мнения в пользу передачи островов. Можно даже бороться с выступлениями против реваншистских претензий, привлекая местную общественность: в умелых руках СМИ – страшное оружие.
Пообщавшись с коллегами и теми, кто имеет отношение к российско-японским связям, я узнал, что у каждого сотрудника консульства есть своя «сфера ответственности». Например, с представителями наших правоохранительных органов контактирует консул Хорикири. Интересно, что он не простой дипломат, а сотрудник Управления безопасности на море Японии. Впрочем, это лишь версия: журналистам он, конечно, впрямую об этом не говорит, но вот сотрудники администрации области, с которыми я пообщался, в этом уверены. Видимо, не без оснований?..
Кстати, бывший сотрудник Генконсульства Кога Моридзи также, по словам знающих его людей, трудится в спецслужбе. Японец уже закончил свою работу и в прошлом году уехал с Сахалина, но его хорошо помнят наши политики, общественные деятели и журналисты, через которых он добывал сведения, пользуясь дипломатическим статусом. Сейчас вместо Коги в Генконсульстве работает консул Накаяма, продолжающий собирать информацию. Активным сбором данных занимался и Мородоми Манабу, которого уже сменил на посту другой японский дипломат.
Судя по всему, японцы, организовав так работу, просто перехитрили российских контрразведчиков. Как ни крути, а состав статьи по государственной измене (статья 276 УК РФ) здесь не натянуть – гостайну не продают. Эта схема внешне не противоречит российским законам и международно-правовым нормам и позволяет японцам решать свои задачи.
Даже такому восторженному дилетанту в работе спецслужб, как мне, кажется, что используемые ими схемы привлечения россиян, связи дипломатов с родными спецслужбами, их интересы очень похожи на «разведку», которую так ярко описали в книгах и красиво показали в фильмах. По сути, все очень похоже на то, что дипломаты занимаются «легальной разведкой». Или, на языке тех же спецслужб - разведкой с легальных позиций.
Все это можно назвать паранойей. Подчеркну еще раз: все написанное здесь - мои догадки и выводы. Очень хочется верить, что это в самом деле пустые домыслы. Иначе, с учетом колебаний внешнеполитического курса Японии, разговоров о необходимости отмены 9-й статьи конституции этой страны, которая запрещает ей иметь полноценную армию, и нарастания истерии вокруг Южных Курил, такая активная разведывательная работа, на которую сквозь пальцы смотрят российские спецслужбы, производит весьма удручающее впечатление. Все это может означать, что в ближайшие годы мы получим у своих юго-восточных рубежей сильного и агрессивного соседа, дружащего с США и НАТО «против нас».
Александр Климентьев



Sakhalin Online - Сахалинские ресурсы в Сети Design: Plaksin.com
Copyright © 2004 - 2017 Sakh.com
SAKH.COM САХАЛИН · Новости · Погода · Афиша · Ночь · Фотоотчеты · Телепрограмма · Сахалин.Бизнес · Курсы валют · Скидки · Shoppy.ru · Карта · Путешествия · Расписания · Объявления · Работа · Недвижимость · Авто · Mobile · Web-камеры · Форум · Фотогалерея · Sakhalin.TV · Гороскопы · Анекдоты · Sakhalin Online · Опросы · Games · Чат · Jabber · Города · pda